Image Post
Главная » 2016 » Февраль » 26 » Четыре года тюрьмы и штраф 1 миллиард рублей — приговор за работу в банке
12:48
Четыре года тюрьмы и штраф 1 миллиард рублей — приговор за работу в банке
1 млрд 86 млн рублей — таков приговор Мещанского суда в деле о хищениях из Банка Москвы. Двое бывших сотрудников Банка Москвы Константин Сальников и Алла Аверина должны выплатить именно эту сумму. Как установил суд, с помощью фиктивных договоров на куплю-продажу валюты они помогли растратить более 1 млрд рублей бывшим руководителям банка, бежавшим за границу. Кроме того, Константина Сальникова суд приговорил к четырем с половиной годам заключения, а Аллу Аверину — к четырем годам.

По мнению адвокатов, их подзащитных просто сделали «козлами отпущения» за то, что они следовали должностными инструкциям и выполняли распоряжения руководства. Защита намерена подать апелляцию в Мосгорсуд. Документ приговора составил 500 страниц. Из-за большого объема дела судья решила нарушить регламент и читала его сидя.

Судья Елена Максимова признала бывшего старшего трейдера дирекции валютных операций Константина Сальникова виновным в растрате вверенного имущества в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 4 ст. 160 УК РФ), а экс-начальницу управления сопровождения банковских операций Аллу Аверину в пособничестве в совершении этого преступления (ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ).


Они состояли в организованной преступной группе, в которую помимо них входили бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин.

Из приговора следовало, что они состояли в организованной преступной группе, в которую помимо них входили бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин, его первый заместитель Дмитрий Акулинин, а также вице-президент банка Алексей Сытников и начальник управления дочерних финансовых институтов Банка Москвы Дмитрий Строганов. Все четверо еще в 2011 году бежали в Великобританию. Уголовное дело в отношении них выделили в самостоятельное производство, заочно арестовав их на родине. Фамилии руководителей банка судья произнесла лишь в начале приговора, далее она их называла как «соучастник №1, №2, №3 и №4».

Всего с 10 декабря 2008 года по 24 ноября 2010 года было заключено более 228 фиктивных сделок.

Суд решил, что злоумышленники похитили 1 млрд 86 млн рублей, принадлежавшие Банку Москвы. Это было сделано с помощью незаконного использования рублевой разницы, полученной в результате сделок купли-продажи валюты при отсутствии самих конверсионных операций, которые были лишь на бумаге. Всего с 10 декабря 2008 года по 24 ноября 2010 года было заключено более 228 фиктивных сделок. 171 их них была убыточной. Украденные деньги аккумулировались на счетах, организаций, подконтрольных руководству банка и связанным с ними лицам.


Суд над «клерками» из Банка Москвы

Прокуратура потребовала приговорить бывших сотрудников кредитного учреждения Константина Сальникова и Аллу Аверину к семи и шести годам заключения соответственно.


Сальников, как установил суд, непосредственно принимал участие в заключении договоров на покупку и продажу иностранной валюты, а Аверина «содействовала в этом, давая указание починенным отражать сделки в бухгалтерии, готовить договоры на покупку валюты, а также списывать средства с корреспондентских счетов банка».

В ходе процесса, который длился с сентября 2015 года, подсудимые отрицали вину и просили их оправдать. Сальников и Аверина утверждали, что обвинение исказило действительность и они никогда не участвовали в заключении сделок о купле-продаже валюты, но всего лишь были техническими исполнителями, обычными клерками. Сальников, которого взяли на работу в банк трейдером в 22 года, еще до того как он окончил физический факультет МГУ, утверждал, что просто регистрировал данные о сделках во внутренней системе банка. Аверина настаивала, что выполняла свои непосредственные обязанности, обеспечивая сопровождение сделок, не зная об их криминальном характере.

Суд счел, что подсудимые действовали из «личной корыстной заинтересованности». Она «выразилась в стремлении угодить руководству».

Примечательно, что ни получение подсудимыми солидного вознаграждения, ни каких-то преференций по службе обвинение так и не смогло доказать. Однако суд счел, что подсудимые действовали из «личной корыстной заинтересованности». Она «выразилась в стремлении угодить руководству, выслужиться, желании получать зарплату и рассчитывать на дельнейший карьерный рост», сказала судья.

Оглашая приговор, Елена Максимова перечислила смягчающие обстоятельства. Отягчающих обстоятельств судья не нашла. Тем не менее она не только приговорила подсудимых к реальным срокам, назначив Сальникову «в целях восстановления социальной справедливости» четыре с половиной года лишения свободы, а Авериной четыре года, но и удовлетворила иск Банка Москвы. Она взыскала с двух бывших клерков банка ущерб, который причинила вся ОПГ: 1 млрд 86 млн рублей.

В прениях сторон гособвинение просило для подсудимых еще более суровое наказание. Для Сальникова — семь лет заключения, а для Авериной — шесть лет колонии.

«Вот что бывает, когда выполняешь указание руководителей»,— заметил Сальников, когда за ним пришли конвоиры.

Во время следствия и судебного процесса оба подсудимых были под подпиской о невыезде. После оглашения приговора их арестовали в зале суда. «Вот что бывает, когда выполняешь указание руководителей»,— с горечью заметил Сальников, когда за ним пришли конвоиры.

Его адвокат Алексей Артамошкин и защитник Аллы Авериной Илья Брык назвали приговор незаконным и необоснованным и пообещали его обжаловать в Мосгорсуде. «Гособвинение и суд исследовало документы и установило, что Аверина выполняла свои должностные инструкции. И на их основании ей вынесли обвинительный приговор. Это странно»,— заметил Илья Брык. Юрист назвал надуманными выводы суда о корыстном мотиве действий фигурантов, которые, по его словам, «даже не получали за свою работу премий».

По мнению защиты, обвинительный приговор был нужен для того, чтобы впоследствии без проблем провести заочный процесс над бывшими топами Банка Москвы. Добиться их экстрадиции из Великобритании вряд ли удастся. Они получили в Англии политическое убежище. Вступившее же в силу решение суда имеет преюдициальное значение и принимается другим судом без проверки доказательств.


ИСТОЧНИК: http://bankir.ru/publika....yDigest
Категория: Финансы | Просмотров: 9289 | Добавил: Милославский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]